November 1st, 2013

(no subject)

"Три посвящения Пушкину"


1

Люблю Державинские оды, 
Сквозь трудный стих блеснет строка, 
Как дева юная легка, 
Полна отваги и свободы. 
Как блеск звезды, как дым костра, 

Вошла ты в русский стих беспечно, 
Шутя, играя и навечно, 
О легкость, мудрости сестра. 


Влетел на свет осенний жук, 
В стекло ударился, как птица, 
Да здравствуют дома, где нас сегодня ждут, 
Я счастлив собираться, торопиться. 

Там на столе грибы и пироги, 
Серебряные рюмки и настойки, 
Ударит час, и трезвости враги 
Придут сюда для дружеской попойки. 

Редеет круг друзей, но — позови, 
Давай поговорим как лицеисты 
О Шиллере, о славе, о любви, 
О женщинах — возвышенно и чисто. 

Воспоминаний сомкнуты ряды, 
Они стоят, готовые к атаке, 
И вот уж Патриаршие пруды 
Идут ко мне в осеннем полумраке. 

О собеседник подневольный мой, 
Я, как и ты, сегодня подневолен, 
Ты невпопад кивай мне головой, 
И я растроган буду и доволен. 


Вот человеческий удел — 
Проснуться в комнате старинной, 
Почувствовать себя Ариной, 
Печальной няней не у дел. 

Которой был барчук доверен 
В селе Михайловском пустом, 
И прадеда опальный дом 
Шагами быстрыми обмерен. 

Когда он ходит ввечеру, 
Не прадед, Аннибал–правитель, 
А первый русский сочинитель 
И — не касается к перу. 


Ноябрь 1963

Г. Шпаликов

...Художник-ноябрь...

Художник-ноябрь, осенний романтик,
На утренней зорьке, в нелепом халате,
Подмышкой бывалый потертый мольберт,
И фетровый, сдвинутый на бок берет...

Он с детства не жаловал яркие краски,
К сюжетам цветным относился с опаской
И гладил колючки разлапистой ели 
Оттенками теплой, прозрачной пастели.

Как самый обычный простой землемер
Пешком он добрался на этот пленэр,
Увидев, воскликнул: «Так вот же ОНО!» 
Поставил мольберт и присел на бревно.

Сперва карандашные сделал наброски,
/Хотя пейзаж с виду был и не броский/
Потом потянул из коробки мелки
И первые, легкие сделал штришки…

Но так разморила беднягу природа,
И теплая, не по сезону, погода,
Что мастер расслабился и задремал…
Я мимо случайно дорогой шагал,

Украдкой взглянув на художества эти,
Увидел туманность в серебряном цвете, 
И лишь обнаженных ветвей кракелюры
На блеклом холсте уходящей натуры…


© Copyright: Смотритель Маяка, 2006

(no subject)

Художник Алексей Савченко

Чертополох

Принесли букет чертополоха
И на стол поставили, и вот
Предо мной пожар, и суматоха,
И огней багровый хоровод.

Эти звезды с острыми концами,
Эти брызги северной зари
И гремят и стонут бубенцами,
Фонарями вспыхнув изнутри.

Это тоже образ мирозданья,
Организм, сплетенный из лучей,
Битвы неоконченной пыланье,
Полыханье поднятых мечей,

Это башня ярости и славы,
Где к копью приставлено копье,
Где пучки цветов, кровавоглавы,
Прямо в сердце врезаны мое.

Снилась мне высокая темница
И решетка, черная, как ночь,
За решеткой — сказочная птица,
Та, которой некому помочь.

Но и я живу, как видно, плохо,
Ибо я помочь не в силах ей.
И встает стена чертополоха
Между мной и радостью моей.

И простерся шип клинообразный
В грудь мою, и уж в последний раз
Светит мне печальный и прекрасный
Взор ее неугасимых глаз.

1956
Николай Заболоцкий

(no subject)




Поступь легкая моя,
- Чистой совести примета --
Поступь легкая моя,
Песня звонкая моя --

Бог меня одну поставил
Посреди большого света.
- Ты не женщина, а птица,
Посему - летай и пой.


1 ноября 1918
Марина Цветаева

(no subject)

Старше на девять жизней

Гнаться за сказками - это стандарт.
Если надумаешь, сделай красиво.

Может прийти оловянный солдат, ржавая фляга полна керосина,
Шрам, ни за что пересекший кадык, в жилистых пальцах - огниво и кремень.
Дверь распахнёт и попросит воды, не замечая твоей наготы
Под безнадёгой цветов в ноябре. И
Нежность заставит себя излучать, неблагодарная. Господи, как же
Сложно признаться: "Ну, ладно, ничья, Ганс Христиан, озорной старикашка!"

Огненной станет живая вода раньше, чем мальчиком станет козлёнок.
Лобное место внизу живота - вечная память невинноказнённых.
Каждый из них, сохранённых в тетрадь, не был ни глуп, ни наивен, ни болен.
Просто однажды пришёл умирать взрослым на поле последнего боя.
Каждого после хотелось создать заново - вылепить, выплавить, выжечь.

Но почему оловянный солдат с ними в сравнении кажется выше,
Кажется старше на целую жизнь, а иногда и на целые девять?

Душу захочется взять и ушить в миг, когда он гимнастёрку наденет
С иссиня-чёрной дырой на груди.

А потому у меня на засове
Сказка, в которой он должен прийти. Должен прийти. Не прийти не способен.

© Яна Юшина (sterva), 15.07.2013

(no subject)

СКЕПТИКИ ГОВОРЯТ, что еще жизнь не прекрасна! Нет, она прекрасна, вот существованье-то часто невыносимо — это да! Но это уже другое.

У КАЖДОГО РАДОСТЬ точно выкроена по его мерке. Ее ни украсть, ни присвоить: другому она просто не подходит.


Юрий Домбровский

ЛУННЫЙ СВЕТ

На скамье, в тени прозрачной 
Тихо шепчущих листов, 
Слышу - ночь идет, и - слышу 
Перекличку петухов. 
Далеко мелькают звезды, 
Облака озарены, 
И дрожа тихонько льется 
Свет волшебный от луны. 

Жизни лучшие мгновенья - 
Сердца жаркие мечты, 
Роковые впечатленья 
Зла, добра и красоты; 
Все, что близко, что далеко, 
Все, что грустно и смешно, 
Все, что спит в душе глубоко, 
В этот миг озарено. 

Отчего ж былого счастья 
Мне теперь ничуть не жаль, 
Отчего былая радость 
Безотрадна, как печаль, 
Отчего печаль былая 
Так свежа и так ярка?- 
Непонятное блаженство! 
Непонятная тоска! 


Яков Полонский. 

(no subject)

Закат в долине неба догорал,
когда погасли свечи в канделябрах…
Я много дел наметила с утра,
пора ложиться спать – никак не лягу…
От фонаря - полоска на стене…
ночной дозорный… он сегодня мрачен…
к заигрыванью ветра глух и нем -
бессонницей моею озадачен…
Ссутулился… и кажется, что груб,
что хмурится в тени кленовых веток….
Я столько дел наметила к утру,
но так и не уснула до рассвета…


© Copyright: Любовь Горбачёва, 2013