October 30th, 2013

(no subject)

НЕПОБЕЖДЕННЫЙ РЫЦАРЬ ПОЭЗИИ -ЯКОВ ПЕТРОВИЧ ПОЛОНСКИЙ...

Он скончался 115 лет назад...

Многие стихи Полонского положены на музыку А. С. Даргомыжским, П. И. Чайковским, С. В. Рахманиновым, С. И. Танеевым, А. Г. Рубинштейном, М. М. Ивановым и стали популярными романсами и песнями.

http://m.vk.com/yakov_polonsky

(no subject)

Ренуар. Портрет Сислея

Альфред Сислей (1839–1899), французский живописец, один из основоположников импрессионизма, мастер пейзажа, родился в Париже 30 октября 1839 в семье коммерсанта; отец и мать его были англичанами.

Сперва получал экономическое образование в Лондоне (1857–1861), занимаясь живописью чисто любительски. Затем, оставив коммерцию, посещал мастерскую Ш.Глейра (1860–1863), где познакомился с К. Моне, П.-О. Ренуаром и Ж.-Ф. Базилем. С 1874 принимал участие в выставках импрессионистов. Жил преимущественно в Париже,лучшие свои вещи написал в его окрестностях (Марли, Лувесьене, Фонтенбло, Буживале и др.).

(no subject)

АНДРЕЙ ШЕНЬЕ 
Марина Цветаева 

1. 
Андрей Шенье взошел на эшафот, 
А я живу — и это страшный грех. 
Есть времена — железные — для всех. 
И не певец, кто в порохе — поет. 

И не отец, кто с сына у ворот 
Дрожа срывает воинский доспех. 
Есть времена, где солнце — смертный грех. 
Не человек — кто в наши дни живет. 
(17 апреля 1918) 

2. 
Не узнаю в темноте 
Руки — свои иль чужие? 
Мечется в страшной мечте 
Черная Консьержерия. 

Руки роняют тетрадь, 
Щупают тонкую шею. 
Утро крадется как тать. 
Я дописать не успею. 

17 апреля 1918

(no subject)

Ты вянешь и молчишь; печаль тебя снедает; 
На девственных устах улыбка замирает. 
Давно твоей иглой узоры и цветы 
Не оживлялися. Безмолвно любишь ты 
Грустить. О, я знаток в девической печали; 
Давно глаза мои в душе твоей читали. 
Любви не утаишь: мы любим, и как нас, 
Девицы нежные, любовь волнует вас. 
Счастливы юноши! Но кто, скажи, меж ими 
Красавец молодой с очами голубыми, 
С кудрями чёрными?.. Краснеешь? Я молчу, 
Но знаю, знаю всё; и если захочу, 
То назову его. Не он ли вечно бродит 
Вкруг дома твоего и взор к окну возводит? 
Ты втайне ждёшь его. Идёт, и ты бежишь, 
И долго вслед за ним незримая глядишь. 
Никто на празднике блистательного мая, 
Меж колесницами роскошными летая, 
Никто из юношей свободней и смелей 


Стихотворение Пушкина названо было в рукописи "Подражание Андрею Шенье". Вольный перевод элегии Шенье "Jeune fille, ton coeur avec nous veut se taire..." 

ПОЦЕЛУИ

Здесь, в гостиной полутемной,
Под навесом кисеи
Так заманчивы и скромны
Поцелуи без любви.

Это - камень в пенном море,
Голый камень на волнах,
Над которым светят зори
В лучезарных небесах.

Это - спящая принцесса,
С ожиданьем на лице,
Посреди глухого леса
В очарованном дворце.

Это - маленькая фея,
Что на утренней заре,
В свете солнечном бледнея,
Тонет в топком янтаре.

Здесь, в гостиной полутемной,
Белы складки кисеи,
И так чисты, и так скромны
Поцелуи без любви.


30 октября 1895
Валерий Брюсов. 

(no subject)

Как пленительно-тихо в отцветших полях!
Наша осень полна обаянья:
Сколько прелести в грустных, безжизненных днях
Этой кроткой поры увяданья!

Воздух влажен и свеж, облетают листы,
Тучи кроют лазурь небосвода,
Безответно, безропотно блекнут цветы,
И покорно зимы ждет природа.

Не блаженство ли этой внимать тишине,
Где пред смертью покорность такая?
Так же мирно навеки уснуть бы и мне,
Без напрасной борьбы угасая!


30 октября 1889
К.Р.
Павловск

(no subject)

Шарманка старая крутилась,
катилось жизни колесо.
Я пил вино за вашу милость
и за минувшее за все.

За то, что в прошлом не случилось
на бранном поле помереть,
а что разбилось - то разбилось,
зачем осколками звенеть?

Шарманщик был в пальто потертом,
он где-то в музыке витал.
Моим ладоням, к вам простертым,
значенья он не придавал.

Я вас любил, но клялся прошлым,
а он шарманку обнимал,
моим словам, земным и пошлым,
с тоской рассеянной внимал.

Текла та песня как дорога,
последних лет не торопя.
Все звуки были в ней от Бога -
ни жалкой нотки от себя.

Но падали слова убого,
живую музыку губя:
там было лишь одно от Бога,
все остальное -- от себя.

Булат Окуджава

(no subject)

А будет это так: заплачет ночь дискантом,
И ржавый ломкий лист зацепит за луну,
И белый-белый снег падет с небес десантом,
Чтоб черным городам придать голубизну.

И тучи набегут, созвездьями гонимы.
Поднимем воротник, как парус декабря,
И старый-старый пес с глазами пилигрима
Закинет морду вверх при желтых фонарях.

Друзья мои, друзья, начать бы все сначала,
На влажных берегах разбить свои шатры,
Валяться б на досках нагретого причала
И видеть, как дымят далекие костры.

Еще придет зима в созвездии удачи,
И легкая лыжня помчится от дверей,
И, может быть, тогда удастся нам иначе,
Иначе, чем теперь, прожить остаток дней.

Юрий Визбор

(no subject)

Жить среди книг —
хотя б и не читая,
лишь ощущать присутствие вблизи,
как близость леса
или близость моря, —
вот лучшее из одиночеств.
Потомственный квартиросъемщик,
в очередном своем чужом жилище
я первым делом расставляю их
на полках, на шкафах,
везде, где только можно,
прилежно протираю влажной тряпкой,
и, завершив привычный ритуал,
смотрю на них едва ль не вожделенно,
как тот скупой в своем подвале тайном,
приподымая крышку сундука,
где все его сокровища хранятся, —
воистину, какой волшебный блеск!
Как я сейчас богат!
Едва ли кто сравнится
со мной в моем богатстве!
Отныне здесь мой дом,
и я в нем жить могу —
я чувствую себя в своем кругу
и потому спокойно засыпаю —
и словно бы лежу на океанском дне,
куда сквозь толщу вод доносятся ко мне
неясный шелест, шорох, тихий шепот,
и топот ног,
и звуки многих голосов,
и, чуть освоясь в их нестройном хоре,
я вскоре начинаю понимать,
что квартирую ныне в Эльсиноре,
в жилище обедневших королей,
сняв комнату за пятьдесят рублей
(что в наши времена — почти что даром),
и вот сегодня с самого утра
здесь собрались заезжие актеры
и происходит странный карнавал
иль некое дается представленье,
и я слежу, как движется сюжет,
где Дон Кихот
шлет вызов Дон Жуану,
где Фауст искушает донну Анну,
а бедный Лир
уходит на войну —
она уже идет четыре года,
а может, сто четыре или больше,
и я устал от долгого пути,
от мин, от артобстрелов, от бомбежек,
меж тем снаряды рвутся где-то рядом,
а я никак подняться не могу,
я должен встать,
я не могу подняться,
я задыхаюсь, я едва дышу —
все кончено, я гибну, донна Анна!
И меркнет свет,
и я лечу куда-то в бездну,
в последний миг услышать успевая,
как возглашает Главный Лицедей,
решительно на этом ставя точку:
— Все в мире, господа, — война детей,
где, впрочем, каждый умирает в одиночку!..
И сразу рушится в кромешный мрак ночной
мой зыбкий мир,
мой Эльсинор очередной.

Юрий Левитанский

(no subject)

Поль Валери (1871—1945) — французский поэт, эссеист, философ. Поль Валери известен не только своими стихами и прозой, но и как автор многочисленных эссе и афоризмов, посвященных искусству, истории, литературе, музыке.

Величие поэтов — в умении точно улавливать словами то, что они лишь смутно прозревают рассудком.

Власть теряет все свое очарование, если ею не злоупотреблять.

Все, что ты говоришь, говорит о тебе, и особенно то, что ты говоришь о других.

Живопись позволяет увидеть вещи такими, какими они были однажды, когда на них глядели с любовью.

Из двух слов следует выбирать меньшее.

Оптимисты пишут плохо.

Стихотворение есть растянутое колебание между звуком и смыслом.

Человек бесконечно сложнее, чем его мысли.

Человек компетентный — тот, кто заблуждается по правилам.