October 16th, 2013

(no subject)

Портрет Марины Цветаевой, написанный Родзевичем. Такой он её видел и помнил.

Осень 1923 года — это период пражского головокружительного, обреченного романа Марины Цветаевой с Константином Родзевичем.  Романов в жизни Марины было много, она все время искала родственную душу, искала полного понимания, которого так и не нашла. И романы эти были, как бы это выразиться..., поэтические. Когда души творческих людей встречаются на небесах. Чувство к Родзевичу — грубейший реал, тот самый солнечный удар, который не зависит от сознания, он — вне его. Он, один из немногих, оценил в ней не только поэта — Женщину. Может потому, что как поэта не понимал...Как сама она точно обозначила в своем письме к нему: "Я сказала Вам: есть — Душа, Вы сказали мне: есть — Жизнь."
Но именно поэтому эта любовь и была обречена.
Потому что Марина никогда не была только женщиной...
Октябрь 1923 года — ощущение фатальной неизбежности разрыва. Чувство вины перед мужем, который хотя и стал привычным , а потому не вдохновляющим элементом ее жизни, но — привычным, без которого она не мыслит ни сегодняшней жизни, ни дальнейшей. Сергей — ее неотъемлемая часть. Часть, которой она на этот раз нанесла рану физическую.
Чувство к Родзевичу - Любовь-Боль, так обычно говорят об этом периоде цветаевского мироощущения. Сама она в конце жизни назвала это чувство самой главной любовью своей жизни.

http://brb.silverage.ru/zhslovo/sv/tsv/?r=let&l=lr&id=37