September 29th, 2013

(no subject)

29 сентября  1896 в Армавире родился русский поэт Александр Борисович КУСИКОВ (Кусикян). Начинал под влиянием эгофутуристов; Есенин посвятил ему цикл «Москва кабацкая».

Уехав в эмиграцию, Кусиков организовал в Париже общество друзей России. Его собственная лирика, отличающаяся яркой звукописью, замысловатой образностью, привлекала внимание многих композиторов. Его романс «Бубенцы» (“Слышен звон бубенцов издалёка…”; музыка В.Р. Бакалейникова) получил всенародную известность.

(no subject)

Качанье ряби, облак тощий,
Зрачком умершим день застыл,
И грусть — берёзовая роща — 
Роняет жёлтых слов листы.
Они улягутся в тропинки
Моих осенних первых строк,
И буквы хрупкие пылинки
Озолотят свой перескок.
Чирикнут рифмы воробьями
С горбатых крыш стихов моих —
О, ты душа, зеркальный пламень,
Все отраженья затаи!
А.Б. Кусиков

Я назначаю встречу Вам в Париже...

Я назначаю встречу Вам в Париже
Под листопадом сумасшедшим, рыжим
На площади, у Нового Моста,
Где в потемневших арках плещут воды,
Где берега и каменные своды
Целуют Сены влажные уста.
Не опоздайте! – Я прошу Вас очень,
Ведь назначать свиданья, между прочим,
Не позволяет даме этикет.
И мне в подарок (если захотите)
У молодой цветочницы купите
Камелий белых утренний букет.
Я буду ждать. О, я приду пораньше!
И встану там, где целый день шарманщик
За горсть монет играть толпе готов:
В нестройных звуках – в этих всхлипах пьяных
Витает запах жареных каштанов
И ароматы срезанных цветов.
А Вы найдите, Вы меня найдите…
Я там, где небо в голубом нефрите
Стекает в город с черепичных крыш.
Меня узнать легко, на самом деле, -
Я та, что ждёт от Вас букет камелий,
А местом встречи выбрала Париж.
……………………………………………………….
Я Вас дождусь…Я снова Вас увижу:
Жаль, лишь во снах мы видимся в Париже.


Юлия Вихарева

(no subject)

“Знаете, настоящая поэзия ничего не утверждает, она просто перебирает возможности. Открывает все двери. Вы можете войти в ту, которая вам понравится…Если моя поэзия и имеет какую-либо цель, так это освободить людей, разрушив границы их видения и восприятия.”
Джим Моррисон

(no subject)

Всё время забываю вас спросить — 
Меня не слишком трудно выносить?
Моих стихов немыслимую груду,
Мою готовность к празднику и чуду,
Стремленье тайну видеть здесь и там
И следовать за нею по пятам,
Её рифмуя днями и ночами
Из года в год с тенями и лучами?
Не отвечайте. Вижу по глазам:
Мои стихи вам на душу бальзам.
Не затопить бы только вас бальзамом,
Потоком вещих слов о самом-самом.

Миллер Лариса

(no subject)

Друзья могут помочь человеку. Истинный друг — тот, кто не мешает тебе быть абсолютно свободным, быть самим собой, — и, главное, чувствовать. Или не чувствовать. В любое время ты чувствуешь себя рядом с ним прекрасно. Это результат истинной любви — он позволяет человеку быть тем, кто он на самом деле… Большинство людей любят тебя таким, каким ты кажешься… Принимая их любовь, ты сохраняешь притворство, ты играешь. Ты начинаешь любить свое притворство… Это правда, мы ограничены рамками призрачных законов, и это печально, что люди привыкают к своему имиджу — они вырастают, закрепленные каждый своей маской. Они любят свои цепи. Они забывают о том, какие они в действительности. А если ты пытаешься что-то напомнить им, они начинают ненавидеть тебя за это, потому что понимают, что ты пытаешься украсть у них драгоценнейшую вещь.

Джим Моррисон

(no subject)

М.Цветаева "Мирок".

Дети — это взгляды глазок боязливых, 
Ножек шаловливых по паркету стук, 
Дети — это солнце в пасмурных мотивах, 
Целый мир гипотез радостных наук. 
Вечный беспорядок в золоте колечек, 
Ласковых словечек шепот в полусне, 
Мирные картинки птичек и овечек, 
Что в уютной детской дремлют на стене. 
Дети — это вечер, вечер на диване, 
Сквозь окно, в тумане, блестки фонарей, 
Мерный голос сказки о царе Салтане, 
О русалках-сестрах сказочных морей. 
Дети — это отдых, миг покоя краткий, 
Богу у кроватки трепетный обет, 
Дети — это мира нежные загадки, 
И в самих загадках кроется ответ!

Акварель

Амбразуры окон потемнели,
Не вздыхает ветерок долинный,
Ясен вечер; сквозь вершину ели
Кинул месяц первый луч свой длинный.
Ангел взоры опустил святые,
Люди рады тени промелькнувшей,
И спокойны глазки золотые
Нежной девочки, к окну прильнувшей.