August 27th, 2013

(no subject)


Кончался август.
Примолкнул лес.
Стозвездный Аргус
Глядел с небес.

А на рассвете
В пустых полях
Усатый ветер
Гулял, как лях.

Еще чуть светел
Вдали рассвет...
Гуляет ветер,
Гуляет Фет.

Среди владений
И по лесам
Последний гений
Гуляет сам.

Не близок полдень,
Далек закат.
А он свободен
От всех плеяд...


Давид Самойлов

(no subject)

Когда мечтательно я предан тишине
И вижу кроткую царицу ясной ночи,
Когда созвездия заблещут в вышине
И сном у Аргуса начнут смыкаться очи,

И близок час уже, условленный тобой,
И ожидание с минутой возрастает,
И я стою уже безумный и немой,
И каждый звук ночной смущенного пугает;

И нетерпение сосет больную грудь,
И ты идешь одна, украдкой, озираясь,
И я спешу в лицо прекрасное взглянуть,
И вижу ясное, - и тихо, улыбаюсь,

Ты на слова любви мне говоришь «люблю!»,
А я бессвязные связать стараюсь речи,
Дыханьем пламенным дыхание ловлю,
Целую волоса душистые и плечи,

И долго слушаю, как ты молчишь, - и мне
Ты предаешься вся для страстного лобзанья, -
О друг, как счастлив я, как счастлив я вполне!
Как жить мне хочется до нового свиданья!
Афанасий Фет

(no subject)

Этот странный мотив - я приеду сюда умирать. 
Коктебельские волны лизнут опустевшие пляжи. 
Чья-то тонкая тень на подстилку забытую ляжет, 
И горячее время проворно завертится вспять. 

Я приеду сюда - где когда-то, мне кажется, жил. 
И вдыхал эту соль, эту смесь волхованья и лени. 
И полуденный жар обжигал мне ступни и колени, 
И полуденный ангел, как чайка, над пирсом кружил. 

Я приеду сюда, где шашлычный языческий дух 
Пропитал черноусых жрецов, раздувающих угли, 
Где, карабкаясь вверх, извиваются улочки-угри, 
И угрюмый шарманщик от горького пьянства опух. 

Этот странный мотив... Я, должно быть, и не уезжал. 
Всё вернулось, как встарь, на глаза навернувшись слезами. 
Вот возницы лихие с тяжёлыми едут возами, 
Чтоб приморский базар как встревоженный улей жужжал. 

Вот стоит в долгополом пальто, чуть ссутулившись, Грин. 
Это осень уже, треплет ветер на тумбах афиши. 
Остывающим солнцем горят черепичные крыши, 
К покосившимся ставням склоняются ветви маслин. 

Этот странный мотив... Ты забыл, мой шарманщик, слова. 
Я приеду сюда умирать. Будет май или август: 
И зажгутся созвездья в ночи, как недремлющий Аргус, 
И горячие звёзды посыплются мне в рукава!

Лев Болдов


(no subject)


* * *

Я ещё там, где бесшумно скользя, 
Так что расслышать почти что нельзя, 
Мордою гладь рассекает 
Выдра, и день умирает. 
Я ещё там, где вилки под луной 
Белокочанной блестят головой. 
Сад озаряет терраса 
Светом медового Спаса. 
Я ещё там, где о шиферный скат 
Яблоки с яблони гулко стучат. 
Листья бессонны, как Аргус, 
И закругляется август.

Александр Климов-Южин

Август

Спляши мне, август, по-шамански,
Роняя звезды с высоты.
До дна допит бокал с шампанским –
За упокой моей мечты...

Я Вам, наверное, не нравлюсь,
Но под ребро толкает бес.
Не лей дожди, мой глупый август, 
За упокой моих небес...

Зачем же плакать безутешно
О звездах, сбившихся с орбит?
Ты помолись, мой ангел грешный, -
За упокой моих обид...

Дух августа густой, медовый...
Давай, не тратя лишних слов,
Нальем себе еще по новой – 
За упокой моих грехов...

Из почвы корни тянут соки,
Спешат плоды увидеть свет.
Не плачь, мой ангел одинокий,
За упокой моих побед...

Гостинцы августа – с горчинкой,
И сон мне не смыкает вежд. 
Ликует в яблоке личинка –
За упокой моих надежд...

А сгусток августовской ночи
Блуждает тромбом по крови,
И пересмешник зло хохочет –
За упокой моей любви...

Ты слишком загостился, август!
Пора в дорогу – поспеши!
Не вой, мой старый, верный Аргус, 
За упокой моей души...

Автор:

(no subject)

Август границы приличия стер.
Ходил он в расстегнутом небе.
И звезды оттуда валились в костер, как будто в копилку монеты.

И как в страницу слова и слова.
И как в корзину сливы…
Был август, как Аргус, вздремнув едва, встряхивался торопливо.

Жара не желала любить и она 
в тепло обращала тело.
Море желтело до самого дна. И ниже дна желтело.

И север поездки – все тот же юг, 
а день был лакомой пищей.
Я впитывал речь пассажиров, рук в маршрутном транспорте нищих.

И бесконечно по дню бродил,
склоняясь к рангу бродяги.
И был я один. А потом… один… в стихах на листе бумаги.
05.08.13

(no subject)

Летела пО небу звезда. Звала. Манила.
Волшебный свет своих лучей легко дарила.
Я провожала путь ее приватный взглядом.
Вдруг захотелось полетать мне с нею рядом.

Там, в вышине, - покой и мир. Там – ближе к Свету!
Там нет раздора, ссор и лжи. Там злобы нету!
Нам, среди звезд иных, не будет вместе тесно.
Я б заняла достойно с ней свое бы место.

Но одинокая звезда лишь улыбнулась.
Лучом божественным щеки слегка коснулась.
Ведь, догадавшись о мечте моей по взгляду,
Послала нежный поцелуй она в награду.

Мне не взлететь так высоко, как в небе звезды,
А по земле ходить дано (и смех, и слезы),
Но не жалею, не ропщу я, не страдаю.
Я жизнь такой, какая есть, воспринимаю.

Лишь иногда, когда приходит месяц август,
Опять мечтаю улететь, где правит Аргус*.
Блистая светом неземным, он вновь волнует,
Лучами падающих звезд меня целует…

26.08.2010 (Из цикла «Август. Падают звезды.»)

* В греческой мифологии Аргус - стоглазый великан, олицетворение звездного неба, сын Геи. По преданию, он поборол чудовищного быка, опустошавшего Аркадию. В античной литературе Аркадия изображалась райской страной с патриархальной простотой нравов. В переносном смысле — счастливая страна. 
Аргус задушил также змею Ехидну, дочь Земли и Тартара. В греческой мифологии Ехидна - чудовище, полудева-полузмея, породившая целый ряд чудовищ: Сфинкс, Цербера, немейского льва, химеру и др. В переносном смысле - злой, язвительный и коварный человек.

АвторФотинья

стихи без слов (август)

Повис закат усталой пандой 
Среди кустов и вод зеркальных.
С тобою мы играем в пантум,
Но, как ни странно,  невербально.
Среди кустов и вод зеркальных
Остыл горячий душный август,
Но, как ни странно,  невербально.
К чему слова, Паноптес Аргус*?
Остыл горячий душный август,
Покрывшись потом рос холодных,
К чему слова, Паноптес Аргус,
В потоке взглядов воспаленных.
Покрывшись потом рос холодных,
Повис закат усталой пандой.
В потоке взглядов воспаленных
С тобою мы играем в пантум.

Паноптес Аргус – Всевидящий Аргус


Гулевич Сергей

(no subject)

Грустно мне, что август мокрый…
Наших коней расседлал,
Занавешивает окна,
Запирает сеновал.

И садятся в поезд сонный,
Смутно чувствуя покой,
Кто мечтательно влюбленный,
Кто с разбитой головой.

И к Тебе, великий Боже,
Я с одной мольбой приду:
— Сделай так, чтоб было то же
Здесь и в будущем году.

Н.Гумилев

https://ru.wikisource.org/wiki/Грустно_мне,_что_август_мокрый_(Гумилёв)

Ночные цикады

Прибрежный хрящ и голые обрывы
Стенных равнин луной озарены.
Хрустальный звон сливает с небом нивы.
Цветы, колосья, травы им полны,

Он ни на миг не молкнет, но не будит
Бесстрастной предрассветной тишины.
Ночь стелет тень и влажный берег студит,
Ночь тянет вдаль свой невод золотой –

И скоро блеск померкнет и убудет.
Но степь поет. Как колос налитой,
Полна душа. Земля зовет: спешите
Любить, творить, пьянить себя мечтой!

От бледных звезд, раскинутых в зените,
И до земли, где стынет лунный сон,
Текут хрустально трепетные нити.
Из сонма жизней соткан этот звон.


И.А.Бунин

(no subject)

Я смотрю, как лето гаснет, 
Как приходит награжденье, 
И расслабилась природа 
В ярких красках наслажденья. 

Утомлённая работой 
В плодоносном ритме лета, 
Отмывает капли пота 
В струях огненного цвета. 

Я люблю такое время, 
Когда день к концу подходит, 
И приятная усталость 
По дорогам тела бродит. 

В мягком кресле развалившись, 
Ногу на ногу сложив, 
В звуках музыки забывшись, 
Я сижу, глаза закрыв. 

Тени сумрачно горят 
На зашторенном окне, 
Вишни красные лежат 
На сливовой синеве. 

 Наталья Прошкина. 

Выйди в сад

Выйди в сад... Как погода ясна!
Как застенчиво август увял!
Распустила коралл бузина,
И янтарный боярышник - вял...
Эта ягода - яблочко-гном...
Как кудрявый кротекус красив.
Скоро осень окутает сном
Тёплый садик, дождём оросив.
А пока ещё - зелень вокруг
И вверху безмятежная синь;
И у клёна причудливых рук -
Много сходного с лапой гусынь.
Как оливковы листики груш!
Как призывно плоды их висят!
Выйди в сад и чуть-чуть поразрушь,-
Это осень простит... Выйди в сад.

Игорь Северянин

1909