July 2nd, 2013

(no subject)

Целует клавиши прелестная рука;
И в сером сумраке, немного розоватом,
Они блестят; напев, на крыльях мотылька
(О, песня милая, любимая когда-то!),
Плывет застенчиво, испуганно слегка. -
И все полно ее пьянящим ароматом,
И вот я чувствую, как будто колыбель
Баюкает мой дух, усталый и скорбящий.
Что хочешь от меня, ты, песни нежный хмель"
И ты, ее припев, неясный и манящий
Ты, замирающий, как дальняя свирель,
В окне, растворенном на сад вечерний, спящий?

Поль Верлен

(no subject)

Прежние звуки, с былым обаяньем
  Счастья и юной любви!
Все, что сказалося в жизни страданьем,
  Пламенем жгучим пахнуло в крови!

Старые песни, знакомые звуки,
  Сон безотвязно больной!
Точно из сумрака бледные руки
  Призраков нежных манят за собой.

Пусть обливается жгучею кровью
  Сердце, а очи слезой!—
Доброю няней прильнув к изголовью,
  Старая песня, звучи надо мной!

Пой! Не смущайся! Пусть время былое
  Яркой зарей расцветет!
Может быть, сердце утихнет больное
  И, как дитя в колыбели, уснет.

Афанасий Фет 1862

Соната...

В беззвучном звуке тишины
Я слышу Лунную сонату,
Как переливами звучит
Ее forte и piano.

Как звук за звуком строит песнь,
Ее мелодии волшебной,
И словно кружева цветут
На нотных линиях мгновенья.

Как ритм и темп тревожат слух,
В беззвучном звуке луной ночи,
Струится мягким ручейком
Соната Лунная беззвучно.

 

Великанская Виктория

(no subject)

Звучит мотив разлук печальный,
Кружится ангел в мире грез-
Как будто вальс души прощальный
Легко касается волос.

Дрожит предутренняя зорька
И звезды чудо-корабли-
Как апельсиновая долька
Луна качается вдали

Тумана призрачные сети,
Щемящих чувств летящий рой-
Плывут, качаясь на рассвете,
В обнимку с осенью хмельной.

Звучит рояль воспоминаний,
Аккорды осени шальной-
В страну любви, страну желаний
Я устремляюсь за тобой...

http://www.chitalnya.ru/work/225025/

Мне снилась музыка

Я звуки чистые ловил
На острия дрожащих веток,
Ко мне летели соловьи,
Сквозь вьюгу пущенные светом.

Мне снилась музыка...
Всё — музыка, в конце концов,
И, требуя проникновенья,
Возникло музыки лицо,
Ускорив ритм сердцебиенья.
Мне снилась музыка...
И потрясенная до дна,
Душа входила в пору таянья...

Мне снилась музыка. Она
Легко меняла очертания:
Как облако и как волна,
Как снежный день, как ночь слепая,
То сладостна, то солона,
То на изгибах зелена,
То золотисто-голубая


Мне снилась музыка... Во мгле
Такая в ней светилась сила!
И всё, что было на земле.
Всё из неё происходило.

Мне снилась музыка...

Владимир Лазарев

(Посвящается Евгению Светланову)

ГРИГ


Тяжелой поступью подходят гномы.
Всё ближе. Здесь. Вот затихает топ
В причудливых узорах дальних троп
Лесов в горах, куда мечты влекомы.

Студеные в фиордах водоемы.
Глядят цветы глазами антилоп.
Чьи слезы капают ко мне на лоб?
Не знаю чьи, но как они знакомы!

Прозрачно капли отбивают дробь.
В них серебристо-радостная скорбь.
А капли прядают и замерзают.

Сверкает в ледяных сосульках звук.
Сосулька сверху падает на луг.
Меж пальцев пастуха певуче тает.

 

Игорь Северянин
1927

Бизе

Искателям жемчужин здесь простор:
Ведь что ни такт — троякий цвет жемчужин.
То розовым мой слух обезоружен,
То черный власть над слухом распростер.

То серым, что пронзительно остер,
Растроган слух и сладко онедужен,
Он греет нас, и потому нам нужен,
Таланта ветром взбодренный костер.

Был день — толпа шипела и свистала.
Стал день — влекла гранит для пьедестала.
Что автору до этих перемен!

Я верю в день, всех бывших мне дороже,
Когда сердца вселенской молодежи
Прельстит тысячелетняя Кармен!

 

Игорь Северянин
 
1926

Россини

Отдохновенье мозгу и душе
Для дувушек и правнуков поныне:
Оркестровать улыбку Бомарше
Мог только он, Эоловый Россини.

Глаза его мелодий ярко-сини,
И их язык понятен в шалаше.
Пусть первенство мотивовых клише
И графу Альмавиве, и Розине.

Миг музыки переживет века,
Когда его природа глубока, —
Эпиталамы или панихиды.

Россини — это вкрадчивый апрель,
Идилия селян "Вильгельма Телль",
Кокетливая трель "Семирамиды".

 

Игорь Северянин

1917

Шопен

Кто в кружева вспененные Шопена,
Благоуханные, не погружал
Своей души? Кто слаже не дрожал,
Когда кипит в отливе лунном пена?

Кто не склонял колени — и колена! —
Пред той, кто выглядит, как идеал,
Чей непостижный облик трепетал
В сетях его приманчивого плена?

То воздуха не самого ли вздох?
Из всех богов наибожайший бог —
Бог музыки — в его вселился opus,

Где все и вся почти из ничего,
Где все объемны промельки его,
Как на оси вращающийся глобус!

 

Игорь Северянин

Играй целый вечер...

Сыграй мне из «Пиковой дамы»
Едва ль не больнейшей из опер,
Столь трогательной в этой самой
Рассудочно-черствой Европе…

Сначала сыграй мне вступленье,
Единственное в своем роде,
Где чуть ли не до преступленья
Мечта человека доводит…

Мечта! Ты отринута миром…
Сестра твоя – Страсть – в осмеяньи…
И сердцу, заплывшему жиром,
Не ведать безумства желаний…

О, все, что ты помнишь, что знаешь,
Играй мне, играй в этот вечер:
У моря и в северном мае
Чайковский особо сердечен…

 

Игорь Северянин

1927