June 23rd, 2013

(no subject)

Летний вечер. За лесами
Солнышко уж село;
На краю далеком неба
Зорька заалела;

Но и та потухла. Топот
В поле раздается:
То табун коней в ночное.
По лугам несется.

Ухватя коней за гриву,
Скачут дети в поле.
То-то радость и веселье,
То-то детям воля!

По траве высокой кони
На просторе бродят;
Собралися дети в кучку,
Разговор заводят.

Мужички сторожевые
Улеглись под лесом
И заснули... Не шелохнет
Лес густым навесом.

Все темней, темней и тише...
Смолкли к ночи птицы;
Только на небе сверкают
Дальние зарницы.

Кой-где звякнет колокольчик,
Фыркнет конь на воле,
Хрупнет ветка, куст — и снова
Все смолкает в поле.

И на ум приходят детям
Бабушкины сказки:
Вот с метлой несется ведьма
На ночные пляски;

Вот над лесом мчится леший
С головой косматой,
А по небу, сыпля искры,
Змей летит крылатый;

И какие-то все в белом
Тени в поле ходят...
Детям боязно — и дети
Огонек разводят.

И трещат сухие сучья,
Разгораясь жарко,
Освещая тьму ночную
Далеко и ярко.

Иван Суриков
1837-1880

(no subject)

http://img-fotki.yandex.ru/get/3507/autogramm.1/0_c110_d80c58b_L.jpg

Широк и желт вечерний свет,
Нежна апрельская прохлада.
Ты опоздал на много лет,
Но все-таки тебе я рада.

Сюда ко мне поближе сядь,
Гляди веселыми глазами:
Вот эта синяя тетрадь -
С моими детскими стихами.

Прости, что я жила скорбя
И солнцу радовалась мало.
Прости, прости, что за тебя
Я слишком многих принимала.

Анна Ахматова

(no subject)

В комнате стояла свежесть сада.
Было в ночь распахнуто окно.
Дождь шумел. Блаженная прохлада.
Тьма чуть-чуть горчила, как вино.

По тому, как ветви угловаты,
Можно было яблоню узнать.
А под ней - носилки, две лопаты,
Круг приствольный, сырость, благодать!

Я всегда считал, что я не стою
Этой жизни: что ей наша лесть?
И вдыхая темное, густое,
В слабых всплесках, вижу: так и есть.

Не решил, что делать с комарами, -
Если свет зажечь, то налетят.
В темноте рукой к оконной раме
Потянулся, подхватив халат,

И раздумал - лучше уж без света
Посидеть, без книги, так и быть,
Закурить, чтоб легче было это
Испытанье счастьем пережить.

 

Александр Кушнер

Быть грозе!..

Быть грозе! Я вижу это
В трепетаньи тополей,
В тяжком зное полусвета,
В душном сумраке аллей.

В мощи силы раскаленной
Скрытых облаком лучей,
В поволоке утомленной
Дорогих твоих очей.

 

Мирра Лохвицкая

Лирика

Знаете, сегодня будет лирика –
Лёгкая, струящаяся. Шёлком.
Горло, изувеченное выкриками,
Смолкло.

С Вами я беседую приливами
Нежности к заброшенному сердцу.
Так уже давно не говорили мы –
Детством.

Ласково касаюсь Вас мелодией
Будущего сказочного лета.
Вышедшее – громко и уродливо
Спето.

Нынче я люблю Вас – этой музыкой,
Сумерками, призраками счастья.
И восход – коралловые бусины,
Часто.

Жаль, что времена такие редкостны –
Будней бестолковых раритеты.
Как-нибудь…ещё… И будут верить сны
В это.

 

Нора Никанорова

Фото автора YuriyPom на Яндекс.Фотках

Художник викторианской эпохи John Atkinson Grimshaw родился в Лидсе (1836-1893). Отец его был полицейским, но позже работал в Северной железнодорожной компании. Родители Джона были строгими баптистами и запрещали ему рисовать, мать однажды даже уничтожила все его наброски. В 1952 году Джон начал работать клерком в Северной железнодорожной компании в Лидсе. В городе было несколько картинных галерей и Джон мог любоваться работами известных художников того времени. Он женился в 1858 году на Феодосии Хоббард и решил все-таки посвятить себя живописи, оставив работу в компании в 1861 году.

Его работы продавались в двух галереях, книжных магазинах и через мелких продавцов.
Гримшоу стал популярен в Лидсе и в 1865 году смог переехать с семьей в более престижную часть города. Опытный лондонский дилер Вильям Агнью стал продавать его работы. Дальнейший успех пришел к Гримшоу после признания его Королевской Академией искусств. В 1870 году Гримшоу смог купить Кностроп Холл, большой дом 17 века, в двух милях от Лидса около Ньюсамского собора, который часто рисовал.

До ранних семидесятых картины Гримшоу в основном были посвящены пейзажам окрестностей Лидса и натюрмортам. Постепенно он стал рисовать ночные пейзажи
Лондона, Ливерпуля, Гуля, Глазго, включая в них силуэты домов и кораблей. На этих картинах виден туман и смог, обычный для промышленных городов Англии.
Летом семья уезжала в Скарборо, где снимала дом Замок-на-море, как Джон его называл.

Дом возвышался на холме возле замка Скарборо , откуда были хорошо видны северный и южный заливы. Жизнь на берегу вдохновляла Джона на создание прекрасных работ, посвященных морю, судам, докам. Также он рисовал портреты, интерьеры, сказочные картины.

Он совершенствовал свой особый стиль живописи. Интересовался фотографией и даже использовал камеру Обскура для переноса своих эскизов на холст. Добавлял в краски песок, чтобы добиться желаемого эффекта. Он не основал своей школы и еще при жизни его работы копировались и подделывались. С 1867 года художник стал подписываться «Аткинсон Гримшоу», а не Д.А.Гримшоу, на самой картине и на ее обороте.
Жена родила ему пятнадцать детей, но только шестеро выжили….Двое его сыновей, Артур и Льюис, тоже были художниками.

Гримшоу постоянно выставлялся в Городской галерее искусств Лидса. Ежегодно его картины присутствовали в экспозиции галереи. Также его работы были представлены в Королевской Академии и галерее Гросвенор. Большинство его работ размещено в частных коллекциях.
Умер Джон Аткинсон Гримшоу
31 октября 1893 года от рака.