June 13th, 2013

(no subject)

Во влажные кусты жасмина
Лицом зарыться, в белый куст,
И ничего не знать помимо
Того, что день, как небо, пуст,
Как небо, пуст, как небо, светел.
“Ты кто?” - спросила я его, -
“Среда? Суббота?”. Не ответил
Мне день тишайший ничего.
“Который час? Число какое?”, -
Спросила. Он не отвечал,
И я оставила в покое
Его, чтоб он не осерчал.
А он сиял, сиял и длился,
Не зная рамок и тисков,
Пока однажды не пролился
Дождём бесшумных лепестков.


Лариса Миллер

(no subject)

Я в раю, где уют и улыбки,  
и поклоны, и снова уют,  
где не бьют за былые ошибки --  
за мытарства хвалу воздают.  

Как легко мне прощенье досталось!  
Так, без пропуска, так, налегке...  
То ли стража у врат зазевалась,  
то ли шторм был на Стиксе-реке,  
то ли стар тот Харон в своей лодке,  
то ли пьян, как трактирный лакей...  

"Это кто ж там, пугливый и кроткий?  
Не тушуйся, все будет о'кей.  
Не преминем до места доставить, 
в этом я побожиться могу...  

Но придется гитару оставить  
в прежней жизни, на том берегу.  
И претензии к прошлому миру,  
и дорогу обратно домой..."  
И сулил мне то арфу, то лиру, то свирель с золотою каймой.  

Но заласканный сладостным бредом,  
дней былых позабыть не могу:  
то ли продал кого, то ли предал,  
то ли выдал на том берегу.

Булат Окуджава

(no subject)

* * *

Я огорошен звездным небом,
Как откровением лица —
Такая грусть, такая небыль
И неразменность до конца.

И лишь дрожащую улыбку
Пошлет на землю через гладь
Звезда, упавшая затылком,
И жалко, некому поднять.

Я огорошен, я доверчив.
Так чудно ясность воспринять,
А этот мир — он так заверчен,
Что до истоков не достать.

Я будто тронутый немного
С рожденья Господа рукой,
Землею мучусь, как тревогой,
Болезнью болен лучевой.

Ударясь в грязь, не плакать слезно.
Что одинок — к чему пенять.
Да что там, падают и звезды,
И тоже некому поднять.

Вадим Делоне

Москва, 1967


http://vadim-delaunay.org/poetry?t=p