June 4th, 2013

Фото автора ИриС на Яндекс.Фотках

Дедовы черешни

Какие черешни у деда
В дни нашего детства росли!
Мы вкус их от лета до лета
На кончиках губ берегли.

И лишь оживали скворечни
И трескался мартовский лёд,
Мы ждали, когда на черешни
Нас деда письмо позовёт.

Звало! И казалось, на свете
Нет лакомства ярче, щедрей,
Чем красные капельки лета,
Свисавшие с тёплых ветвей…

...То было когда-то. Теперь же
Я сам уже вырастил сад,
И, радуя спелостью свежей,
В нём тоже черешни висят.

Попробую ту или эту –
Любая сочна и спела,
Но кажется мне, что у деда
Вкуснее черешня была.

Причины пока что не зная,
Я часто меняю сорта,
Сажаю, ращу, поливаю,
Попробую – ... всё же не та.

Андрей Ковтун

Фото автора Квазимодо на Яндекс.Фотках

4 Июня - ВАСИЛИСК СИНИТЕЛЪ

ВАСИЛИСА СОЛОВЬИХА, ВАСИЛЬКОВЫЙ ДЕНЬ.


В этот день ходили собирать васильки и слушать соловьев.

Василек очень любили в русском народе и ласково называли синецветом, синюшником, блаватом, волошкой, лоскутницей.

Прелестный, синий, как южное небо, цветочек этот — верный спутник ржаного поля и почти никогда и нигде в другом месте в диком виде не встречается, а если встречается, то это верным указанием на то, что там, где он теперь растет, было никогда хлебное поле или дорога, которая вела к нему.

Такая постоянная связь василька с рожью объясняется тем, что васи­лек — растение не туземное, а был занесен к нам вместе с рожью, родиной которой считается примыкающая к южной России западная часть Азии. Поэтому, он, как и рожь, не был известен ни древним египтянам, ни древним грекам, особенно же в первые периоды существования Греции.

Василек как будто самой природой создан для плетения венков.

Василек, как рассказывается в одной русской легенде, назван так в честь одного молодого парня, единственного сына у матери, Василя, окол­дованного и погубленного русалкой. Увлеченный ею в поле, он превратился в синий цветок, напоминавший своей окраской глубокую воду.

С Васильком связан и один интересный обряд русского крестьянства, называемый "вождением колоса". Это шествие на поле, происходившее на Троицу на засеянные поля, когда рожь начинает колоситься.

Молодые женщины, девушки и парни, собравшись на окраине деревни, схватываются попарно руками, образуя из них крест и становятся в два ряда, обратясь друг к другу лицом. Потом по таким образом соединенным рукам пускают идти, как по мосту, всю убранную васильками и лентами маленькую девочку. Пара, по рукам которой она прошла, спешит забежать вперед и стать в конце ряда, и так процессия продвигается постепенно до самой нивы, до самого места, где растет рожь.

Здесь девочку опускают на землю. Она срывает несколько колосьев, бежит с ними в село и бросает их возле церкви. Шествие сопровождается пением. Все время поют следующую песню:

Пошел колос на ниву.
На белую пшеницу,
Уродися на лето
Рожь с овсом,
Со дикушей, со пшеницей.

Другое празднество, где принимает участие василек, носит название "именинного снопа". Оно происходит уже к концу лета, когда рожь, ячмень и пшеница поспели.

Тогда хозяйка с хлебом-солью и сретенской свечей в руках отправляется зажинать ниву. И вот первый сжатый сноп и носит название "именинника".

Хозяйка приносит его в избу и ставит его у божницы, где он и остается до молотьбы. Затем его обмолачивают отдельно и, собрав с него зерна, несут их в церковь для освящения; после чего часть этих освященных зерен смешивают с семенами, оставленными для засева полей на будущий год, а часть хранят, как целительное средство против разного рода недугов.

В некоторых же уездах празднество это происходило иначе.

По окончании жатвы жницы обходили ниву, собирали еще оставленные случайно несрезанными колосья и вили из них венок, переплетая его васильками и другими полевыми цветами. Венок этот надевали на самую красивую девушку и с песнями отправлялись на хозяйский или господский двор. Впереди шел мальчик и нес украшенный теперь также васильками и другими цветами именинный сноп.

Подходя к воротам, пели:

Отопри, хозяин, новы ворота,
Несем веночек из чистого золота.
Ой, выйди, хозяин, хоть на крылечко.
Выкупь, выкупь золотой веночек,
Так как веночек этот обвит золотом.

Хозяин или помещик выходил на крыльцо, встречал жниц хлебом и солью, угощал обедом и поил водкой.

Венок, свитый из последних колосьев и васильков, и сноп, принесенный мальчиком, передавался хозяину со словами: "Дай, Боже, чтобы и на тот год уродился хлеб".

Сноп и венок должны были простоять в переднем углу под образами до Спаса Преображения, когда их несли в церковь и освящали вместе с хле­бом, испеченным из новой ржи, с новыми сотами меда и новыми яблоками и грушами. Зерна освященных колосьев хранили до будущего посева.

Василек связан у нас также с именем мученика Вассы. По народному поверью, если сеять рожь в день празднования памяти этого святого, то ее непременно заглушат васильки.

В день Василиска старались не заниматься никакими делами — ни в поле, ни в огороде. Говорили, что из всего посаженного в этот день уродятся лишь полынь да васильки. «Не сеяли, не пахали — страшный день пережидали, чтоб поля не засорились, васильки не уродились». У девушек на Василиска был свой обычай. Они плели венки из березовых веточек и бросали в реку: если венок вдруг тонул — это предвещало несчастье. Существовали и особые приметы на урожай. Так, массовое появление оводов в этот день сулило, что вырастет много огурцов. Плодородный год обещали и сильные росы.

Источник: http://www.calend.ru/narodevent/6585/
© Calend.ru

(no subject)

 

ВАСИЛЬКИ

Васильковые заманы,
Синий, радостный реал!
Словно обморок, туманы -
Ночью леший их измял.

Я бреду в ржаные дали,
Синь в глазах моих – навек.
Васильковые печали,
Васильков атласный бег.

Может, крепости зубцами
Навсегда ушли в цветы?
Может, небо – рядом с нами
Вечной тайной высоты.

Обовью чело той тайной -
Бездны сжаты и легки.
Тихо в плен берут туманный
Нежной синью васильки!

© Татьяна Смертина.

(no subject)

                               * * *

Васильки на полях ослезились росой, —
Васильки твоих глаз оросились слезой. 

Пробежал ветерок по румяным цветам,
Пробежала улыбка по алым губам. 

И улыбка, и слезы, — и смех, и печаль,
Миновавшей весны благодатная даль! 

Федор Сологуб
24 июля 1894 года