April 17th, 2013

Жизнь-письмо

Жизнь - письмо...и сбивается почерк
С ровных строк до обрывистых фраз.
Иногда вместо главного - прочерк,
Иногда кто-то пишет за нас.

День за днем неизменная повесть...
Новый час, как несказанный  слог.
За чернилами скроется совесть
И найдется достойный предлог.

Многоточия чем-то похожи,
А порою так важно прочесть....
Кто-то старше, а кто-то моложе,
Но за каждым ошибок не счесть.

Просто люди живут ожиданьем ,
Закрываясь от дней суеты.
Может проще кому-то в молчаньи...
Но без слов не бывает мечты.

 


© Copyright: Марина Барышникова, 2013

(no subject)

Офелия гибла и пела,
И пела, сплетая венки;
С цветами, венками и песнью
На дно опустилась реки.

И многое с песнями канет
Мне в душу на тёмное дно,
И много мне чувства, и песен,
И слёз, и мечтаний дано.

 

Афанасий Фет

<1846>


(no subject)

Офелия в цветах,  в уборе
Из майских роз и нимф речных
В кудрях, с безумием во  взоре,
Внимала звукам дум своих.

Я видел:  ива молодая
Томилась,  в озеро клонясь,
А девушка,  венки сплетая,
Всё пела, плача и смеясь.

Я видел принца над потоком,
В его глазах была печаль.
В оцепенении глубоком
Он наблюдал речную сталь.

А мимо тихо проплывало
Под ветками плакучих ив
Ее девичье покрывало
В сплетеньи майских роз и нимф.

Александр Блок
30 ноября 1898

Офелия

I

По глади черных вод, где звезды задремали,
Плывет Офелия, как лилия бела,
Плывет медлительно в прозрачном покрывале...
В охотничьи рога трубит лесная мгла.

Уже столетия, как белым привиденьем
Скользит Офелия над черной глубиной,
Уже столетия, как приглушенным пеньем
Ее безумия наполнен мрак ночной.

Целует ветер в грудь ее неторопливо,
Вода баюкает, раскрыв, как лепестки,
Одежды белые, и тихо плачут ивы,
Грустя, склоняются над нею тростники,

Кувшинки смятые вокруг нее вздыхают;
Порою на ольхе гнездо проснется вдруг,
И крылья трепетом своим ее встречают...
От звезд таинственный на землю льется звук.

II

Как снег прекрасная Офелия! О фея!
Ты умерла, дитя! Поток тебя умчал!
Затем что ветра вздох, с норвежских гор повеяв,
Тебе про терпкую свободу нашептал;

Затем что занесло то ветра дуновенье
Какой-то странный гул в твой разум и мечты,
И сердце слушало ночной Природы пенье
Средь шорохов листвы и вздохов темноты;

Затем что голоса морей разбили властно
Грудь детскую твою, чей стон был слишком тих;
Затем что кавалер, безумный и прекрасный,
Пришел апрельским днем и сел у ног твоих.

Свобода! Взлет! Любовь! Мечты безумны были!
И ты от их огня растаяла, как снег:
Виденья странные рассудок твой сгубили,
Вид Бесконечности взор погасил навек.

III

И говорит Поэт о звездах, что мерцали,
Когда она цветы на берегу рвала,
И как по глади вод в прозрачном покрывале
Плыла Офелия, как лилия бела.

 

Артюр Рембо

1870

 

 

 

 

(no subject)

Он спал, и Офелия снилась ему
В болотных огнях, в подвенечном дыму.

Она музыкальной спиралью плыла,
Как сон, отражали ее зеркала.

Как нимб, окружали ее светляки,
Как лес, вырастали за ней васильки...

...Как просто страдать! Можно душу отдать
И все-таки сна не уметь передать.

И зная, что гибель стоит за плечом,
Грустить ни о ком, мечтать ни о чем...

Георгий Иванов

(no subject)

Тайны в Офелии нет никакой
И в Дездемоне, по-моему, тоже.
Только цветы, что всегда под рукой,
И рукоделье, и жемчуг, быть может.

Девичья прелесть и женская стать.
Утром так радужно в мире и сыро…
Тайна — зачем она, где ее взять?
Тайну придумали после Шекспира.

Песенка — да! Понимание — да!
Или упрямство и непониманье,
Только не тайна — мужская мечта,
Вымысел праздный, любви оправданье.

Чтоб на вопрос: почему полюбил
Эту Офелию, ту Дездемону,
Нужный ответ у мечтателя был,
Темный по смыслу, высокий по тону.

Кушнер Александр

Фото автора Народный календарь на Яндекс.Фотках

Иосиф Песнопевец - Смотрины ольховые!

Иосиф Песнописец, память которого православная церковь чтит в этот день, родился в 9 веке на Сицилии, позже ушел в Солунский монастырь, где стал строгим аскетом. В течение жизни он неоднократно попадал в тюрьму по приказу императоров Византии, боровшихся с христианством. Иосиф был одарен поэтическим талантом и многие годы посвятил составлению богослужебных песнопений.

Песнопевцем же Иосифа прозвали в народе, потому что в его день начинал петь сверчок, и подавал голос журавль. Люди выходили из дома, чтобы поклониться прекрасным птицам, которых считали борцами со злом и защитниками от нечисти. Кроме того, говорили, что только с их прилетом год окончательно поворачивается на лето: «Первая ласточка — еще не весна, настоящую весну приносит на крыльях журавль». Существовал такой обычай, связанный с птицами: чтобы спина не болела от полевых работ, нужно было, увидев в первый раз весной журавлей, лечь на траву и семь раз перевернуться с боку на бок.

На Иосифа выходили также смотреть, как цветет ольха. Из нее часто делали срубы для колодца, поэтому проводили «ольховые смотрины» — искали подходящее дерево. Обращали внимание и на приметы: если на ольхе много «сережек» — уродится овес; если ольха распустит лист раньше березы — лето будет мокрое. Весной заготавливали и кору ольхи, которая благодаря дубильным веществам способна останавливать кровотечение и лечить воспаления.

http://www.calend.ru/narodevent/6632/