February 23rd, 2013

(no subject)

Не все знают, что в свободное от писательства время классики имели множество увлечений.
Круг интересов Пушкина в зрелые годы был очень широк. Он изучал не только литературу и философию, но и астрономию, математику, разбирался в теории вероятностей.
Крылов тоже увлекался математикой и мог в уме производить сложные математические подсчеты. Кроме литературного дара, баснописец обладал незаурядными музыкальными способностями. Особенно он преуспел в игре на скрипке и одно время был первой скрипкой в оркестре, а впоследствии давал и сольные концерты.
Тургенев любил играть в шахматы и однажды был избран вице-президентом шахматного турнира. То же самое увлечение разделял и Л. Н. Толстой, считая шахматы средством развития умственных способностей.
Л. Н. Толстой имел пристрастие и к цветам, он сам сажал и выращивал их. На столе у него всегда стояли букеты. Также он любил географические карты, часто рассматривал их, так как сам путешествовать не любил и выезжал из Ясной Поляны редко. Чехов,   как и Толстой, очень любил цветы, всегда сажал их у себя в имении и в шутку просил найти ему место садовника, считая, что это прибавит ему десять лет жизни.
Спорт также входил в список увлечений русских писателей. Пушкин, Лермонтов и Чехов любили гимнастику и с удовольствием тренировали не только свои мысли и чувства, но и тело. Прекрасными физическими возможностями обладал Л. Н. Толстой. Он играл в теннис и в городки, занимался гимнастикой и борьбой, очень увлекался конькобежным спортом. В 65 лет Л. Н. Толстой научился ездить на велосипеде и через год совершил велосипедную поездку из Москвы в Ясную Поляну.
Зная о том, сколь разнообразными были увлечения классиков, каждый теперь сможет сказать о великих, что ничто человеческое не было им чуждо.
(По Л.Г. Гинзбург, Е.Б. Кононовой)

«Зимняя ночь»

Не поправить дня усильями светилен.
Не поднять теням крещенских покрывал.
На земле зима, и дым огней бессилен
Распрямить дома, полегшие вповал.

Булки фонарей и пышки крыш, и черным
По белу в снегу - косяк особняка:
Это - барский дом, и я в нем гувернером.
Я один, я спать услал ученика.

Никого не ждут. Но - наглухо портьеру.
Тротуар в буграх, крыльцо заметено.
Память, не ершись! Срастись со мной! Уверуй
И уверь меня, что я с тобой - одно.

Снова ты о ней? Но я не тем взволнован.
Кто открыл ей сроки, кто навел на след?
Тот удар - исток всего. До остального,
Милостью ее, теперь мне дела нет.

Тротуар в буграх. Меж снеговых развилин
Вмерзшие бутылки голых, черных льдин.
Булки фонарей, и на трубе, как филин,
Потонувший в перьях нелюдимый дым.

Борис Пастернак 1913
(Написано в такой же февральский день 1913 года – ровно 100 лет назад.)

Фото автора Виктор Б. на Яндекс.Фотках

Художник Дмитрий Кустанович

Дмитрий Кустанович родился 29 марта 1970 года в г.Минске.
Живет и работает в Санкт-Петербурге.
Занимается живописью с 1990 года.
Профессиональное музыкальное образование помогает автору воспринимать все явления природы на тонком интуитивном уровне, что придает его работам ритмичность композиционного строя и музыкальность звучанию палитры.
Автор нашел свой почерк, свои технические приемы с использованием мастихина(тонкая стальная пластина для нанесения красок на холст) ,что дает возможность сделать живопись объемной, многослойной и многозвучной.

В 2009 г. присвоено звание академика Академии изобразительных искусств и дизайна, Санкт-Петербург.
Работы находятся в галереях и частных коллекциях Беларуси, России, США, Германии, Франции, Португалии, Швейцарии, Италии, Турции, Чехии, Испании, Англии. Канады, Израиля, Польши.

Фото автора swirelka на Яндекс.Фотках

Свежесть, утренность весенняя!
За ночь лес мой побелел.
И молитвенно нетленнее
Вся прозрачность Божьих дел.
В мглистом облаке вселенная,
Сердце тонет в красоте,
И свобода дерзновенная
Разгорается во мне.
Мир видений и безмерности
Я как клад в себе несу.
Не боюсь твоей неверности
В этом утреннем лесу!
Не хочу любви застуженной
В мире пленном и скупом,
Мое сердце,
Как жемчужина,
Вновь заснет на дне морском.
Оплетут его подводные
Голубые нити сна.
Только нежному, свободному
Надо мною власть одна!
Сосны млеют запрокинуты
В сине-бледной вышине,
Не останусь я покинутой
В этой утренней стране.
Я приманка всем желанная
(Перестанешь обнимать),
Станут зори златотканые
Хороводы вкруг водить.
Разомкну свои оковы я,
Струны в сердце задрожат,
И вплетутся песни новые
В мой причудливый наряд.
В каждый миг отчизна тайная
Стережет меня вдали.
Я недолгая, случайная...

(Аделаида Казимировна Герцык -
в замужестве Жуковская; 16 февраля 1874, Александров Московской губернии — 25 июня 1925, Судак, Крым — русская поэтесса, прозаик, переводчица)

(no subject)

Над миром тайна и в сердце тайна,
А здесь - пустынный и мглистый сон.
Все в мире просто, необычайно:
И бледный месяц, и горный склон.
В тиши вечерней все стало чудом,
Но только чудо и хочет быть,
И сердце, ставши немым сосудом,
Проносит влагу, боясь пролить.
Рдяные крылья во тьме повисли,
Я знаю меньше, чем знала встарь.
Над миром тайна и тайна в мысли,
А между ними — земной алтарь.

(Аделаида Герцык 1874-1925)

Фото автора peressa2009 на Яндекс.Фотках

В такой же день  (23 февраля) 1826 года двадцатилетняя Мария Волконская, преодолев на санях шесть тысяч верст, второй из жен декабристов добралась до Благодатного рудника. Там ее муж, разжалованный князь Сергей Григорьевич Волконский, добывал свинец. Впереди у супругов были 37 лет жизни в Сибири.
По возвращении из ссылки Мария Николаевна успела написать знаменитые "Записки", поразившие читателя глубокой порядочностью и скромностью автора.