December 15th, 2012

Фото автора Niceld на Яндекс.Фотках

Поль Элюар (наст. имя Эжен Эмиль Поль Грендель, ум. 1952), французский поэт. Произведениям Элюара свойственны смелая образность, нетрадиционная метрика и строфика в интимной и философской лирике (сборники «Град скорби» (1926), «Любовь – поэзия» (1929),«Роза для всех» (1934) и др.)

Прощай же грусть
И здравствуй грусть
Ты вписана в квадраты потолка
Ты вписана в глаза которые люблю
Ты еще не совсем беда
Ведь даже на этих бледных губах
Тебя выдает улыбка
Так здравствуй грусть
Любовь любимых тел
Могущество любви
Чья нежность возникает
Как бестелесное чудовище
С отринутою головой
Прекрасноликой грусти.

Поль Элюар

Фото автора zhukov1954 на Яндекс.Фотках

Чернышев А.Ф. Шарманщик.

Шарманка старая крутилась, катилось жизни колесо.
Я пил вино за вашу милость и за минувшее за все.
За то, что в прошлом не случилось на бранном поле помереть,
А что разбилось - то разбилось, зачем осколками звенеть?

Шарманщик был в пальто потертом, он где-то в музыке витал.
Моим ладоням, к вам простертым, значенья он не придавал.
Я вас любил, но клялся прошлым, а он шарманку обнимал,
Моим словам, земным и пошлым, с тоской рассеянной внимал.

Текла та песня как дорога, последних лет не торопя.
Все звуки были в ней от бога - ни жалкой нотки от себя.
Но падали слова убого, живую музыку губя:
Там было лишь одно от бога, все остальное - от себя.
Булат Шалвович Окуджава,1979

Фото автора swirelka на Яндекс.Фотках

Сергей Дон. Дворик детства

Еще я помню уличных гимнастов,
Шарманщиков, медведей и цыган
И помню развеселый балаган
Петрушек голосистых и носатых.
У нас был двор квадратный. А над ним
Висело небо — в тучах или звездах.
В сарае у матрасника на козлах
Вились пружины, как железный дым.
Ириски продавали нам с лотка.
И жизнь была приятна и сладка...
И в той Москве, которой нет почти
И от которой лишь осталось чувство,
Про бедность и величие искусства
Я узнавал, наверно, лет с пяти.
Я б вас позвал с собой в мой старый дом.
(Шарманщики, петрушка — что за чудо!)
Но как припомню долгий путь оттуда —
Не надо! Нет!.. Уж лучше не пойдем!..

(Давид Самойлов)

Фото автора zhukov1954 на Яндекс.Фотках

Маковский Владимир Егорович (1846 – 1920) Шарманщик

ПОСЛЕДНИЙ ШАРМАНЩИК

В пальто, изношенном, в заплатах,
Побитом молью с давних пор,
Ещё в конце пятидесятых
Шарманщик приходил во двор.

Колодца каменного скука
К нему сгоняла детвору.
Мотив «Разлука ты, разлука…»
Летел по узкому двору.

Шарманщик хворью был измучен,
Подслеповат он был и сед,
Анахроничен, несозвучен
Событьям тех парадных лет.

Шарманка пела, задыхалась,
Скрипела ветхостью углов,
Как будто вспоминала старость
Полузабытую любовь.

И мы высовывались в окна,
Забыв кастрюль духмяный жар.
Глазами блёклыми намокнув,
Старик сбирал свой гонорар.

Но дворничихи гласом резким
Был изгнан со двора чудак
По переулкам достоевским,
В сырую непогодь и мрак.

Его уход был так заметен,
Как будто с ним оборвалась
Меж тем и нынешним столетьем
Щемящая, живая связь.

Надежда Полякова

1978

Фото автора MIRA на Яндекс.Фотках

Золушки

Дождусь, чтобы все в нашем доме заснули,
И ёлочным дождиком чищу кастрюли.
По шашкам паркетным,
По клавишам-шашкам
Хожу во фланелевом платье домашнем.
Супы сочиняю, над тестом колдую,
Вскипит молоко, я на пену подую.
И электросчётчик в заснувшей квартире
Стучит, как винтовка в досаафовском тире.
И крутятся зайцы, и крутятся белки,
Скользят на часах торопливые стрелки…
А знаете, Золушки,
Нам достаётся
И первыми встретить над городом солнце,
И видеть в кухонном окошке луну,
И в доме ночном сторожить тишину.
Придёт кибернетика к нам на подмогу,
Но роботы многого сделать не смогут.
Ведь роботам, этим послушным машинам,
Подсказка нужна, как и нашим мужчинам.
Вновь будем мы ждать, чтобы в доме заснули,
Чтоб ёлочным дождиком чистить кастрюли.

Надежда Михайловна Полякова (1923 – 2007)
1961

Фото автора swirelka на Яндекс.Фотках

Желанный снег встречаю
И, ослеплён зимой,
Я ставлю чашку чаю
На подоконник мой.

Фарфор с румянцем нежным,
Вручённый дедом мне,
Любим полуднем снежным
На солнечном окне.

Как старость, бел и ясен
Снег с прошлым примирил...
Захватанный, прекрасен
В снегу чугун перил.

Все страсти, все мольбы,
Все краски жизни пестрой
Слились в начальный острый
Цвет молний и судьбы.

(Лев Зилов 1917)