mary_hr5 (mary_hr5) wrote,
mary_hr5
mary_hr5

Category:
Блок был такой удивительный. Вся публика принарядилась кто как мог. Гумилев, подумайте, даже фрак надел!
А Блок в синем костюме и в белом свитере, как конькобежец. Такой стройный, тонкий, молодой. Если бы не лицо. Ах, какое лицо! Темное, большеглазое, как лики святых на рублевских иконах. И над ним сияние, да, да, настоящее сияние, как на иконе. Не верите? Спросите других...
Блок действительно произвел в тот вечер на всех присутствовавших странное, неизгладимое впечатление.
Он стоял на эстраде. Его все ясно видели. И в то же время казалось, что его здесь нет. Но несмотря на это смутное ощущение отсутствия — или, может быть, благодаря ему,— все, что он говорил своим глухим, замогильным голосом, еще и сейчас звучит в моих ушах. ...
Слова гулко и тяжело падают на самое дно сознания.
И многим в этот вечер стало ясно, что и Блока убьет «отсутствие воздуха», что неизбежная гибель Блока близка, хотя никто еще не знал, что Блок болен. Но весь его вид и даже звук его голоса как бы говорили:

Да, я дышу еще мучительно и трудно.
Могу дышать. Но жить уж не могу.

Блок кончил. С минуту он еще постоял молча, в задумчивости, безучастно глядя перед собой. Потом — не обращая внимания на восторженный гром аплодисментов — повернулся и медленно ушел.
Ушел с эстрады. И, не появившись больше на требовательные вызовы,— ушел домой.
А зал продолжал бесноваться. Такой овации в стенах Дома литераторов еще никогда не было.
Даже Гумилев, на минуту забыв о своем «фрачном великолепии», вскочил с места и, яростно отбивая ладони, исступленно кричал: «Блок!.. Блок!..»
На эстраду выбежал растерянный, смущенный В олковысский и, разведя руками, произнес, будто извиняясь:
— Александра Александровича здесь больше нет! Александр Александрович уже ушел!

Ирина Одоевцева. «На берегах Невы».
Tags: Александр Блок, Ирина Одоевцева
Subscribe

  • (no subject)

    * * * Читаю книгу на балконе, иль на диване, иль в вагоне, глаза смыкая от натуг, и книга вдруг перерастает в листву каштана, в птичью стаю, в колес…

  • Её ушедшая весна

    Памяти В. Э. Борисова-Мусатова Старинный дом в старинном парке. Следы наивной простоты: Зелёный плющ над сводом арки И пирамидами кусты. Пожар…

  • (no subject)

    Жасмин цветет. Сладчайший аромат В себе сокрыл глубины синевы, Как темнота и ночь в себе хранят Неясный свет таинственной звезды. Белеют в зелени…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • (no subject)

    * * * Читаю книгу на балконе, иль на диване, иль в вагоне, глаза смыкая от натуг, и книга вдруг перерастает в листву каштана, в птичью стаю, в колес…

  • Её ушедшая весна

    Памяти В. Э. Борисова-Мусатова Старинный дом в старинном парке. Следы наивной простоты: Зелёный плющ над сводом арки И пирамидами кусты. Пожар…

  • (no subject)

    Жасмин цветет. Сладчайший аромат В себе сокрыл глубины синевы, Как темнота и ночь в себе хранят Неясный свет таинственной звезды. Белеют в зелени…