mary_hr5 (mary_hr5) wrote,
mary_hr5
mary_hr5

НАИВНЫЙ ФОНАРЩИК (новелла)

"Мир так привык удивляться громким историям, что совсем забыл: необъятное жизненное покрывало состоит из тысяч маленьких лоскутков, из той прозаичной повседневности, которую все мы шьём день за днём. Иногда неспешно и с мирным сердцем, иногда – нервничая и обрывая нити. Вот одна из будничных историй, окошко в чужую жизнь, в которой человек любил и трудился, боролся и побеждал, разочаровывался и проигрывал. Одним словом – жил.

Это случилось давным-давно…
- Цок-цок, - звенели спицы старой Джули, пока над заснеженным городом в ночном небе плыла луна. - Что-то Артур опаздывает, - поглядывая на каминные часы, проворчала хозяйка спиц и дома.
- Скоро появится, - успокаивающе ответила ей Элизабет, молодая служанка. Девушка подошла к окну и отодвинула край тюлевой занавески. Со второго этажа прохожие были хорошо видны, можно было рассмотреть даже меховые воротники на дамских пальто и услышать стук мужских тростей.

- Идёт, идёт! – вдруг взволнованно вскрикнула Элизабет, и тут же, смущаясь, понизила голос. – Артур скоро будет у нашего дома, госпожа.
Старая леди посмотрела на неё с любопытством и спросила:
- Возле какого окна он работает сейчас?
- У той квартиры, где живут две пожилые леди, - ответила с наблюдательного пункта служанка.
Через несколько минут вопрос повторился.
- Теперь Артур работает напротив аптекарской лавки.
- Ну неужели так сложно зажигать фонари по порядку? – раздражённо воскликнула старая Джули, откладывая вязание на столик при кресле и тяжело поднимаясь. Немного отдышавшись и посмотрев, как пылает огонь в камине, она направилась к окну.

Служанка почтительно отступила назад и смиренно сложила руки на накрахмаленном переднике. Её глаза радостно блестели, но губы были предусмотрительно сжаты: хозяйка во всём любила порядок и не признавала никаких вольностей, к коим относилось и проявление чувств. Впрочем, своих эмоций она не сдерживала, и могла беспрепятственно ворчать на родственников, соседей, слуг, прохожих, не боясь осуждения или обид. Старую Джули давно никто не навещал, ведь возражать ей было всё равно, что подливать масла в огонь, а соглашаться с ней все уже устали.

Вот и было у неё развлечений – вязание и чтение, визиты доктора да подглядывание за чужими судьбами. По утрам она распекала служанку – благо, повод найти было легко, а по вечерам – фонарщика Артура.
Старую Джули выводил из себя тот факт, что Артур зажигал фонари по собственному, сердцем продиктованному порядку.

Когда молодого фонарщика определили работать на эту улицу, первым делом он обошёл все дома, квартиры и вежливо представился жильцам. Это был жест деликатности – ему не хотелось, чтобы люди пугались, видя по вечерам в окнах своих квартир незнакомое лицо.
А затем он сделал что-то вопиющее, совершенно неожиданное.

Фонарщик расспросил об их привычках, режиме дня и предпочтительном времени для зажигания фонарей. Конечно, время это определял городской совет, и Артур не был бунтарём по натуре, чтобы оспаривать такое высочайшее повеление. Нет-нет, он лишь объяснил, что в течение того получаса, который уделяется всей улице, он может зажигать фонари так, как удобно жителям.
Изумлённые жители думали, что он шутит, но осторожно поведали о своём расписании.

И в следующий вечер всё чудесным образом было соблюдено!
Фонарщик пришёл, неся наперевес деревянную лестницу и длинный шест. Первым он зажёг фонарь напротив квартиры двух леди, которые жаловались на скудное освещение и свои скромные доходы. Артур подлил побольше масла в фонарь, и благодарные дамы устроились в подготовленные у окна кресла – почитать перед сном.
Затем Артур отправился к фонарю в конце улицы – там юная леди готовила уроки.

В окнах следующей квартиры его приветствовал молодой пианист – у него как раз закончились свечи, и было так скверно видно ноты.
Затем фонарщик зажёг фонарь напротив окон старой Джули, за что получил не признательность, а громкий нагоняй (который был несколько сглажен улыбкой её очаровательной служанки), а в последнюю очередь Артур подходил к фонарю в начале улицы – там жила молодая семья, и им вовсе не нужен был яркий свет в окне, который мешал засыпать малышу…

Старая Джули прозвала Артура «наивным фонарщиком», и это было самое мягкое из всех имён, что она ему давала. Она злилась, раздражалась и не понимала, как можно устраивать такую суматоху на небольшой улочке, где живут какие-то мелкие люди. «Неужели он правда думает, что это для кого-то важно?», - размышляла она.

Но фонарщик хотел хорошо делать своё дело, и ему было совсем не сложно подарить жильцам несколько минут чтения, занятий, вязания или спокойного сна. Ведь большое счастье складывается из маленьких минуток.
И он снова и снова переставлял лестницу, поднимался, зажигал фонари, а рано утром возвращался, чтобы их погасить – по своему особому расписанию.

Рано утром у окон старой Джули его ждала Элизабет. Она угощала фонарщика чашкой крепкого кофе и бутербродами, а он рассказывал ей о том, сколько звёзд в небе сегодня видел, сколько историй услышал.
Элизабет не знала, наивен Артур или мудр, она лишь видела, что он честен, добр и красив. Читатель может прочесть между строк её мысли – девушка мечтала ярко светить ему всю жизнь.

Однажды вечером фонарщик не пришёл, и фонари так никто и не зажёг. А наутро никто не появился, чтобы их почистить. Жильцы заволновались, стали писать телеграммы и задавать вопросы.
Старая Джули злорадствовала:
- Такая наивность до добра не доведёт!
А Элизабет прятала лицо в передник и беззвучно плакала.

Уже потом, через несколько недель, жильцы добьются ответа: несчастный фонарщик оступился в темноте, сломал ногу и замёрз в лютый мороз в одну из коварных зимних ночей.
- Какая трагедия! – вздыхала молодая семья, пытаясь уложить малыша при свете фонаря, зажжённого новым служащим, который всё делал по распорядку.
- Такой молодой, такой добрый! – плакали пожилые леди, закрывая книги при появлении сумерек.
- Ничего удивительного! – брюзжала старая Джули, грея руки у камина.

А Элизабет каждый вечер стояла у окна, с печальной надеждой всматриваясь в ночную мглу".

✒ Автор: Ульяна Сергеева





https://m.vk.com/wall-85836147_23566
Subscribe

  • (no subject)

    Инициатором учреждения праздника стал мексиканский художник Альфредо Гуати Рохо (исп. Alfredo Guati Rojo, 1918-2003). Именно он, будучи выдающимся…

  • Ф. И. Тютчев

    22 октября Фёдор Тютчев написал стихотворение «Осенней позднею порою...» Осенней позднею порою Люблю я царскосельский сад, Когда он тихой…

  • (no subject)

    29 сентября 1907 года было открыто регулярное движение электрического трамвая по улицам Санкт-Петербурга. Из Василеостровского трамвайного парка в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments