mary_hr5 (mary_hr5) wrote,
mary_hr5
mary_hr5

Пушкин в Тригорском

Летом 1825 года Пушкин жил в Михайловском, в родовом доме матери. Почти каждый день он седлал лошадь и берегом Сороти отправлялся в Тригорское, в имение Осиповых-Вульф, у которых в то время гостила «гений чистой красоты» Анна Керн – тогдашнее мимолетное увлечение поэта. Господский дом в Тригорском стоял на пригорке над речушкой Сороть, перед домом был пруд, заросший камышом, кувшинками и ряской. Это былo длинное простое деревянное строение с бесконечным рядом окон, торцы которого веселили белоснежные «палладиановские» колонны – если бы не они, так барак бараком.


Петр Тимофеевич Фомин (1919-1996) Пушкин по дороге из Тригорского в Михайловское


Дом П.А.Осиповой в Тригорском, художник Борис Щербаков


Пушкин в гостях у семейства Осиповых-Вульф в Тригорском. Художник Белюкин Дмитрий Анатольевич


Вечер в Тригорском,художник Евгений Комаричев

Лето, жара, окна, нараспашку, весёлая компания. Ели, пили, гуляли, болтали обо всем и ни о чем. Как-то разговор зашел о Венеции. Никто там не был, но все читали Байрона и про «шум Бренты» слышали. Пушкин к слову продекламировал сам себя:

Адриатические волны,
О Брента! нет, увижу вас
И, вдохновенья снова полный,
Услышу ваш волшебный глас!

Все захлопали и замолчали. В наступившей тишине зычно звенели мухи. Где-то рядом текла Сороть, но даже если выйти на ее зелёный берег и закрыть глаза, никакие волны – даже легкого плеска, не услышатся. Разве что тихо всплеснёт щука под кустом. Тоска!

– А хотите я вам спою! – нарушила затянувшееся молчание Керн.
– Просим, просим! – все разом оживились и дружно зааплодировали.

Керн села за рояль, полистала ноты, нашла баркаролу и волшебным голосом проникновенно запела:
Ночь весенняя дышала
Светлоюжною красой.
Тихо Брента протекала,
Серебримая луной...



Б.Г. Биргер. Пушкин в Тригорском




– Прекрасно! Кто это? – воскликнул зачарованный Пушкин, когда песня закончилась.
– Козлов, – зарделась польщенная Керн.

Да, то была баркарола, но не та, которую мы знаем по Глинке. Свой знаменитый романс Глинка напишет в Милане в 1832 году. В гостиной Тригорского Анна Керн, как она сообщит в своих воспоминаниях, пела на мотив венецианской баркаролы Benedetta sia la madre. Пушкину песня понравилась и поздним вечером, вернувшись в Михайловское, он отписал приятелю Плетневу: «Скажи от меня Козлову, что недавно посетила наш край одна прелесть, которая небесно поёт его Венецианскую ночь на голос гондольерского речитатива – я обещал известить о том милого, вдохновенного слепца. Жаль, что он не увидит её, но пусть вообразит себе красоту и задушевность – по крайней мере, дай бог ему её слышать!»

Запечатав конверт, Пушкин вышел на крыльцо дома, поставил свечу на перила, сел на ступеньки, прислонившись спиной к палладиановской колонне. Внизу все так же беззвучно текла все та же окончательно заснувшая, серебримая луной Сороть.
– О Брента! – Вздохнул Пушкин. – Увижу ль я тебя?


http://feb-web.ru/feb/pushkin/critics/vs1/vs1-379-.htm
Tags: Пушкин, художники
Subscribe

  • Утро цвета стихов

    Утро цвета стихов, Каким оно бывает?! Может быть нежной лазурью отливает, Может головокружительной синевой... Может даже быть красным, Словно заря…

  • Странная зима

    Какая странная зима – была не вьюжной и не снежной. На полках множатся тома, в шкафу меняется одежда… Чем измеряется житьё и что уносят наши зимы?…

  • здравствуйте

    *** Увидеть, как февраль снеговиковый становится всё тише и безропотней, как солнце просыпается всё чаще и смотрит, и смеётся, будто дразнится.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments